Развлекательный портал

Английский танк Matilda и пушка ЗиС

Первый британский конвой — PQ-1, отправленный по соглашению «О совместных действиях правительств СССР и Великобритании в войне против Германии», доставивший в СССР стратегические грузы, вооружение и технику прибыл 11 сентября 1941 года в г. Архангельск. В его состав входили танки Matilda III, всего в Советский Союз прибыло 1084 танка Matilda (по данным СССР дошли до адресата только 918 машин).

Поток танков, поставляемый в страну северными конвоями, был невелик, и согласно архивам, всего за промежуток ноябрь-декабрь 1941 года, прибыло 49 танков Matilda III.

Обзор танка Matilda

Британская военная машина была специфичной. При массе среднего танка она имела бронирование на уровне КВ-1. Спарка дизельных двигателей Leyland обеспечивала «Матильде» невысокую скорость, что, впрочем, для танка сопровождения пехоты было вполне нормально.

49 прибывших машин 6 танков имели размороженные двигатели. Это было связано с тем, что в качестве охлаждающей жидкости в их системах охлаждения использовалась вода, которая в пути замерзла. На многих прибывавших «Матильдах» были разморожены аккумуляторы, поскольку плотность электролита оказалась низкой.

На фото показан максимальный угол возвышения орудия «Матильды».

Имелись и другие проблемы. Часто принимающая сторона указывала на то, что танки поступают в неполной комплектации. При этом некоторые машины приходили с двойным комплектом ЗИП. В случае с «Матильдами» как класс отсутствовали буксирные тросы, больше трети танков не имели брезентов. Оказались разморожены и радиаторы, причём об этом факте начальник Главного автобронетанкового управления Красной армии (ГАБТУ КА) генерал-лейтенант Я. Н. Федоренко докладывал лично Микояну.

Иногда к дополнительным повреждениям приводило и незнание особенностей конструкции «Матильды» советскими специалистами. Носовая часть танка имела клиновидную форму, при этом к ней спереди крепились фальшборты, в которых находились отсеки для инструмента. Не зная об этой особенности, техники стали буксировать танк, зацепив тросы к этим самым фальшбортам, и оторвали их.

Поступавшие с конвоями машины попадали сначала в г. Горький (ныне Нижний Новгород), где был организован автобронетанковый центр, занимавшийся приёмкой иностранных машин. Проблемные танки стали головной болью специалистов центра. К началу декабря 1941 года из 137 прибывших в Горький английских танков («Матильд» и «Валентайнов») 58 оказались вышедшими из строя. Сотрудники Горьковского учебного автобронетанкового центра (АБТ Центра) были вынуждены ремонтировать их на месте с использованием присланных запчастей, которых остро не хватало. Проблемным местом оказались и аккумуляторы.

Сотрудники АБТ Центра столкнулись и с другой напастью. Дело в том, что на «Матильде» имелся компрессор для управления приводами коробки передач, который на морозе работал неудовлетворительно. Здесь же переняли и «передовой опыт» вырывания передних фальшбортов при буксировке. Кроме того, выяснилось, что гладкая опорная поверхность траков «Матильды» способствовала скольжению танков по льду. На фронте это неоднократно приводило к тому, что танки улетали в кювет и переворачивались.

Ещё одной проблемой стали фальшборта, которые прикрывали ходовую часть. Часто они забивались снегом и грязью, которые, замерзая, лишали танк возможности двигаться.

Но самой большой проблемой «Матлильды» оказалось вооружение. Её 2-фунтовая (40 мм) пушка не имела в боекомплекте осколочно-фугасного боеприпаса. Концепция, согласно которой пушка предназначалась исключительно для борьбы с вражескими танками, не пересматривалась англичанами с 20-х годов, когда на вооружение был принят Medium Tank Mk.I.

При этом поначалу наши специалисты даже считали, что союзники не поставляют в СССР бронебойные снаряды с донными взрывателями, которые якобы существовали. На практике таких боеприпасов у англичан просто не было, и никто их злонамеренно не утаивал. Проблема со снарядами усугублялась тем, что запасных стволов к 2-фунтовой пушке в номенклатуре поставок вообще не значилось, а это означало, что при повреждении пушки или её выходе из строя «Матильда» становилась чисто пулемётным танком.

Впрочем, и без этого шанс стать пулемётным танком был довольно высоким, поскольку с каждым танком поставлялось не более 5–6 боекомплектов. С учетом ожесточённости боёв осени-зимы 1941 года такого запаса снарядов вряд ли могло хватить надолго. Сложившаяся ситуация требовала решения, и как можно более быстрого.

Танк Matilda с пушкой ЗиС

Точную дату, когда впервые был поднят вопрос о перевооружении «Матильды», определить так и не удалось. Вероятнее всего, произошло это в середине ноября, когда начала решаться аналогичная проблема с вооружением танка «Валентайн», также включавшего 2-фунтовую пушку.

Инициатором перевооружения «Валентайна» выступил начальник кафедры артиллерии Военной академии механизации и моторизации (ВАММ), военный инженер 1-го ранга Н. С. Огурцов. Он ...

0

Королевский тигр - Panzerkampfwagen VI Ausf. B Tiger II

После встречи немецких войск с советскими танками КВ-1 и Т-34 в Германии резко активизировались работы по созданию тяжёлого танка, результатом которых стало появление на полях сражений танка «Тигр», сильнейшего на тот момент в мире. Однако действия разведки и допросы пленных советских офицеров, в том числе весьма высокого ранга, позволили немецкому командованию составить вполне реальное представление о возможностях военно-промышленного комплекса СССР. Картина для немецких войск вырисовывалась не самая радужная — было ясно, что очень вероятно скорое появление в распоряжении красной армии новых танков с характеристиками, далеко превосходящими немецкие, причём в очень больших количествах.

Ответной реакцией на это стало появление танка «Тигр II», который имел достаточно толстые листы брони, расположенные под большими углами наклона, что обеспечивало весьма высокую защиту от большинства противотанковых средств того времени и был вооружен очень удачной и мощной 88-мм пушкой Kw.K. 43 L/71, которую в силу её размеров ни на одном из имевшихся танков разместить до этого не удавалось.

«Тигр II» имел повышенную защиту и был вооружённым очень мощным орудием, но вместе с тем имел высокий вес и недостаточно мощный двигатель, что обусловило невысокие ходовые качества и общую низкую надёжность «Тигра II» — предполагалось, что танк будет действовать в обороне, преимущественно из засад, и обстреливать противника с больших расстояний, что позволяла великолепная немецкая прицельная оптика.

Разработкой танка занимались Фердинанд Порше и Эрвин Адерс. Первый опытный экземпляр V1 сошёл с конвейера в октябре 1943 года, а первые серийные танки были выпущены в январе 1944, и в июне этого года начали поступать в танковые батальоны. Производство танков постоянно задерживалось в связи с союзническими бомбардировками или нехваткой материалов, так что до окончания производства в марте 1945 года было выпущено, по разным оценками, от 479 до 489 «Тигров II». В боевых действиях Второй Мировой войны приняло участие не более 450 ед. Pz.VI Ausf/B "Бенгальских тигров". На заводах Хеншеля удалось достичь достаточно высокого для такой машины темпа сборки — так, на пике производства, на сборку «Королевского тигра» от начала и до конца уходило 15 дней.

Вооружение

«Тигр II» является одним из немногих примеров в практике мирового танкостроения, когда не орудие проектировалось для танка, а танк — для орудия. Таковым являлась 88-мм нарезная танковая пушка 8.8 KwK 43 L/71, созданная на базе 88-мм зенитной пушки обр. 1941 года. Ряд экспертов с обеих противоборствующих сторон были склонны считать Kw.K. 43 L/71 самой мощной пушкой своего класса за весь период Второй мировой войны. По дальности стрельбы и бронепробиваемости пушка превосходила практически все танковые орудия, имевшиеся в распоряжении антигитлеровской коалиции.

Kw.K. 43 L/71 — самая длинноствольная танковая пушка из всех, когда-либо применявшихся войсками вермахта. Длина ствола составляла 71 калибр, то есть 6248 мм (с дульным тормозом — 6592 мм). Начальная скорость бронебойного калиберного снаряда составляла 1000 м/с. Бронепробиваемость орудия на дистанции 1500 м при угле встречи 60° составляла 148 мм. Даже на дистанции 4000 метров снаряд орудия всё ещё был способен пробить 80-мм вертикальную бронеплиту (то есть, теоретически, при условии удачного бортового попадания уничтожить, к примеру, танк «Шерман»). Однако за столь высокие показатели пришлось расплачиваться большими размерами и огромным весом (1605 кг, вся установка с маской — 2265 кг). По этим причинам пушка устанавливалась, помимо «Тигра II», только на истребители танков «Фердинанд/Элефант», «Насхорн» и «Ягдпантера», на которых в силу отсутствия вращающейся башни возможно было разместить столь тяжёлое орудие без существенного увеличения боевой рубки. Кроме того, проблемой для скорострельной пушки был высокий износ ствола. В связи с этим, пушки танков поздних выпусков имели ствол, состоящий из двух частей. Ещё одной проблемой была большая длина и масса унитарных выстрелов для орудия (23,4 кг). По этой причине боекомплект размещался максимально близко к орудию.

Средства связи и наблюдения

Для наведения на цель спаренной установки на танках ранних выпусков использовался бинокулярный шарнирный телескопический прицел TZF 9d/1, в дальнейшем заменённый монокулярным TZF 9d. TZF 9d/1 имел переменное увеличение 3× при поле зрения 26°, либо 6× при поле зрения 13°. TZF 9d имел переменное увеличение 2,5× при поле зрения 25°, либо 5× при поле зрения 12,5°. Прицел был откалиброван на стрельбу ...

0